Авторизация
Забыли пароль
Введите свой логин/электронный адрес
Если ваш логин/электронный адрес уже зарегестрирован, вам на почту прийдет письмо с паролем.
Регистрация
Имя *
Страна
Фамилия *
Город
Электронный адрес/логин *
Специализация врача*
Пароль *
Место работы
Повторить пароль*
Защитный код*
* - обязательные поля для заполнения

Роль селективных ингибиторов циклооксигеназы-2 в комплексной терапии вертеброгенных болевых синдромов пояснично-крестцового отдела позвоночника Т.В. Колосова, Т.М. Рябиченко, И.В. Курочкин, Е.М. Гурмак, Е.В. Тышкевич

18.06.2012

В Украине заболевания периферического отдела нервной системы занимают второе место по распространенности среди заболеваний нервной системы, уступая лишь цереброваскулярной патологии. Их частота и составляет 520 случаев на 100 тыс. населения [3]. Среди них доминируют вертеброгенные болевые синдромы пояснично-крестцового отдела позвоночника. Неадекватная терапия болевых синдромов увеличивает восстановительный период, осложняет исход заболевания, приводит к резкому снижению качества жизни, формированию депрессивных нарушений, а также к увеличению стоимости лечения. В США на диагностику и лечение болей нижней части спины затрачивают 5 млрд долларов в год, еще 14 млрд долларов — на компенсацию нетрудоспособности работающим, выплаты по инвалидности и на судебные издержки. Широкая распространенность и значительные экономические затраты, связанные с диагностикой и лечением болевых синдромов пояснично-крестцовой локализации, обуславливают социально-экономическую значимость данной проблемы, решение которой, по рекомендациям ВОЗ, отнесено к приоритетным направлениям для детального изучения в рамках «Декады костей и суставов 2000—2010 гг.».

Одной из основных задач в терапии вертеброгенных болевых синдромов пояснично-крестцовой локализации остается адекватное купирование боли. С этой целью чаще всего используют нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). Благодаря сочетанию болеутоляющего, жаропонижающего и противовоспалительного действия НПВС являются наиболее часто применяемыми в мире лекарствами. По данным ВОЗ, около 20% населения планеты регулярно принимают НПВС. Около 2/3 всех случаев применения НПВС относятся к самолечению, поскольку эти препараты популярны среди пациентов как обезболивающие средства, имеющиеся в свободной продаже.

Однако использование НПВС сопряжено с возникновением побочных реакций (ПР) примерно в 25 % случаев. В спектре ПР преобладают поражения пищеварительного канала (ПК), так называемые НПВС-индуцированные гастропатии, встречающиеся значительно чаще улиц пожилого и старческого возраста (52,5 %) [6]. Наибольшей гастро-токсичностью обладают Аспирин, индометацин, пироксикам. Второе место среди ПР занимает нефротоксичность. Наиболее выраженным влиянием на почечный кровоток обладают индометацин и фенилбутазон. Регулярный прием НПВС мо-жетувеличить риск развития хронической почечной недостаточности вдвое [2]. К серьезным побочным реакциям НПВС-терапии относят гематотоксич-ность(апластическая анемия, агранулоцитоз), коа-гулопатии (кровотечения ПК), гепатотоксичность (гепатиты, изменение активности трансаминаз и др. ферментов, желтуха), аллергические реакции, бронхоспазм, пролонгация беременности и замедление родов. Факторы риска НПВС-ассоциирован-ных осложнений: возраст старше 65 лет, наличие патологии ПК в анамнезе (пептическая язва желудка и двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечные кровотечения); прием НПВС в высоких дозах или одновременный прием нескольких НПВС; одновременное использование кортикостерои-дов; длительное (более 3 мес) применение НПВС, комплексная терапия в сочетании с антикоагулянтами и антиагрегантами; инфицирование Helicobacter pylori; курение, употребление алкоголя [1,5].

Для улучшения переносимости препаратов этой группы назначают средства, обеспечивающие цитопротективный эффект слизистой ПК, — ингибиторы протонной помпы (ИПП).

С целью улучшения переносимости рекомендуют: назначение малых доз в начале лечения или снижение дозы по достижении анталгического эффекта; изменение путей введения препарата; использование кишечнорастворимых форм препарата и пролекарств.

Однако исследования последних лет свидетельствуют о том, что использование ацетилсалициловой кислоты, покрытой кислотоустойчивой оболочкой, по сравнению с обычной ацетилсалициловой кислотой не снижает риск желудочно-кишечных кровотечений. Применение обычной ацетилсалициловой кислоты сопряжено с меньшим риском кровотечений из нижних отделов ПК по сравнению с медленно высвобождающейся ацетилсалициловой кислотой [10].

Наиболее рациональным решением проблемы гастротоксичности признано использование селективных ингибиторов циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2), что связано с особенностями механизма их действия. Основной механизм противовоспалительного действия НПВС заключается в ингибировании биосинтеза простагландинов изарахидоновой кислоты путем снижения активности ЦОГ. Открытие J. Vane в начале 90-х годов прошлого столетия двух изоформ ЦОГ позволило доказать, что известные терапевтические эффекты НПВС связаны с ингибированием изофермента ЦОГ-2, а побочные реакции — с ингибированием изофермента ЦОГ-1. С учетом современных представлений о механизме действия НПВС были созданы препараты нового поколения — селективные ингибиторы ЦОГ-2: це-лекоксиб, рофекоксиб, мелоксикам.

С появлением селективных ингибиторов ЦОГ-2 возникла необходимость учитывать и риск развития кардиоваскулярных осложнений. Теоретическим обоснованием этого является гипотеза простациклин-тромбоксанового дисбаланса, обусловленного избирательным выключением функции ЦОГ-2. Комиссия FDA 7 апреля 2005 г. вынесла окончательное решение о признании возможного увеличения сердечно-сосудистого риска эффектом всего класса НПВС (кроме низких доз ацетилсалициловой кислоты), включающего как последнее поколение коксибов, так и традиционные и давно изученные НПВС. Комиссией FDA были выделены группы риска и разработан ряд положений, основанных на данных доказательной медицины:

- применение всех НПВС противопоказано у больных, перенесших аортокоронарное шунтирование;

- группами риска являются пациенты с ишемической болезнью сердца (имеющие стенокардию или перенесшие инфаркт миокарда) и цереброваскулярными заболеваниями (перенесшие инсульт, имеющие эпизоды транзиторной ишемической атаки);

- все НПВС следует применять в наименьших эффективных дозах короткими курсами;

- не рекомендуется сочетанное применение ибупрофена и ацетилсалициловой кислоты, т.к. ибупрофен нивелирует антитромбоцитарное действие ацетилсалициловой кислоты, достоверно повышая риск сердечно-сосудистой смерти;

- у пациентов с повышенным сердечно-сосудистым риском необходимо избегать резкого прекращения приема НПВС из-за возможного сосудистого рибаунд-эффекта (рикошета), повышающего вероятность развития тромботических осложнений;

- решение о назначении препаратов принимает врач по результатам оценки сердечно-сосудистого риска у конкретных больных.

Комиссия FDA подтвердила, что специфические ингибиторы ЦОГ-2 в силу их улучшенного профиля желудочно-кишечной безопасности остаются препаратами выбора для пациентов с хроническими заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Это решение в целом было поддержано и Европейским агентством по лекарственным средствам (ЕМЕА).

Успех НПВС-терапии зависит от рационального выбора препарата с позиций польза/риск. Наибольший практический интерес вызывает мелоксикам — первый селективный ингибитор ЦОГ-2, созданный на основе современных представлений о механизме действия НПВС. Мелоксикам впервые появился на международном фармацевтическом рынке в 1996 г., а в Украине — в 1997 г.

В настоящее время накоплено достаточно информации о терапевтической эффективности и переносимости этого лекарственного средства. Многочисленные клинические исследования (в том числе два крупномасштабных — MELISSA и SELECT), в которых участвовали в общей сложности более 50 тыс. пациентов, убедительно доказали не только высокую эффективность мелоксикама в лечении больных ревматоидным артритом и остеоар-трозом, но и безопасность препарата при длительных курсах терапии (около 18 мес) (Huskisson et al. 1996), при лечении пациентов пожилого возраста (старше 65 лет) с сопутствующими заболеваниями (Bevis P.Y. et al, 1996).

Результаты исследований, проведенных в России и Украине, подтвердили данные зарубежных исследований о том, что мелоксикам является эффективным и безопасным лекарственным средством по сравнению с другими НПВС. По данным Е.Л. Насонова и соавт. [4], Н.М. Шуба [9], мелоксикам превосходит неселективные НПВС по гастро-интестинальной переносимости, при этом частота серьезной гастроинтестинальной токсичности у селективных ингибиторов ЦОГ-2 является низкой и дозозависимой, а по сравнению с другими ингибиторами ЦОГ-2 (целекоксибом) — препарат является сопоставимым как по гастроинтестинальной переносимости и безопасности, так и по общей безопасности.

Мелоксикам является первым селективным ингибитором ЦОГ-2 в форме инъекций. В Украине мелоксикам в инъекционной форме зарегистрирован в мае 2002 г. Концентрация препарата в плазме крови достигает пика через 60—90 мин после внутримышечного введения, причем 90 % от наивысшей концентрации препарата наблюдается уже спустя 30—50 мин. Аналогичные показатели для таблетированной формы соответствуют 9 и 4—6 ч. Поскольку время полувыведения составляет 20 ч (22 ч при пероральном введении), мелоксикам обладает пролонгированным действием, что позволяет вводить препарат 1 раз в сутки. Стабильная концентрация в плазме крови достигается на 3—5-е сутки при регулярном внутримышечном введении препарата.

Результаты обобщения данных мировой практики показали, что в 2006 г. наиболее часто назначаемыми препаратами в клинической практике являлись ибупрофен и диклофенак. При этом отмечается четкая тенденция к увеличению назначений селективных ингибиторов ЦОГ-2 — мелоксикама и в меньшей степени — целекоксиба (по материалам IV международного симпозиума по проблеме боли, Мальта, 2006). В Украине увеличилось и количество генерических форм как неселективных, так и селективных ингибиторов ЦОГ-2, в частности мелоксикама. Появление препарата Мелбек (мелоксикам) фирмы «Nobel pharma» (Турция) в 2006 г. вызвало живой интерес как со стороны врачей, так и пациентов, что обусловлено в частности экономической привлекательностью препарата. Одновременно возникли вопросы относительно эффективности/безопасности Мелбека по сравнению с традиционными НПВС и в частности с «золотым стандартом» НПВС — диклофенаком натрия.

Цель исследования — изучение эффективности и безопасности Мелбека («Nobel pharma», Турция) в комплексном лечении пациентов с вертеброген-ными рефлекторными болевыми синдромами по-яснично-крестцового отдела позвоночника по сравнению с терапией диклофенаком натрия.

Материалы и методы

В неврологическом отделении городской клинической больницы № 9 г. Киева было обследовано 43 пациента (26 женщин, 17 мужчин) с вертеброгенной люмбалгией/люмбоишиалгией в возрасте от 26 до 63 лет (средний возраст — (53,8 ± 3,9) года).

В исследовании приняли участие пациенты с хронической люмбалгией/люмбоишиалгией вертеброгенной этиологии, сопровождающейся умеренным болевым синдромом. Длительность заболевания составила от 1 месяца до 5 лет, свыше 39% больных имели анамнез болевого синдрома более 3 лет.

Всем пациентам проводили клинико-неврологическое обследование. Использовали общелабораторные и инструментальные (спондилография, магнитно-резонансная томография позвоночника) методы исследования.

Критериями исключения были эрозивно-язвенные поражения ПК в стадии обострения, перфорации или кровотечения в последние 6 месяцев, аллергические реакции на НПВС, бронхиальная астма, нарушения свертывающей системы крови или сопутствующее лечение антикоагулянтами (кроме малых доз ацетилсалициловой кислоты), беременность, тяжелые функциональные расстройства печени и почек.

Комплексная терапия, традиционная для данной патологии, включала сосудистую, дегидратирующую, витаминотерапию. В I группе (23 больных) на фоне традиционной терапии использовали Мелбек. Препарат назначали внутримышечно 1 раз в сутки в дозе 15 мг ежедневно на протяжении 5 дней, затем инъекции заменялись таблети-рованной формой препарата в дозе 15 мг/сут. Больным II группы (контрольная, 20 пациентов) проводили стандартную НПВС-терапию — применяли диклофенак натрия: 75 мг внутримышечно дважды в сутки на протяжении 5 дней, затем перорально в дозе 50 мг трижды в сутки (150 мг/сут). Курс терапии составил 14 дней. Пациенты обеих групп были сопоставимы как по возрасту и полу, так и по клинической картине заболевания (табл. 1).

Среди сопутствующих заболеваний превалировали сердечно-сосудистые заболевания, второе место занимали заболевания ПК (хронический холецистит, панкреатит в стадии ремиссии); хронические заболевания органов малого таза (аднек-сит, простатит в стадии ремиссии) (см. табл. 1).

Таблица 1

Характеристика больных, принявших участие в исследовании

Показатель І группа (n = 23) ІІ группа (n = 20)
Мужчины/Женщины 8/15 4/16
Возраст (M ± m), годы 53,6 ± 3,9 54,6 ± 4,7
Продолжительность заболевания (M ± m), годы 4,1 ± 0,6 3,7 ± 0,9
Сопутствующие заболевания, % 77 72
в т. ч.: ПК 29 26
сердечно-сосудистая патология и артериальная гипертензия 37 39
сахарный диабет 8 5
патология органов малого таза 17 15
Предшествующее амбулаторное лечение, % 68 61

Согласно рекомендациям ВОЗ по стандартизации способов оценки исходов лечения пациентов с болью в нижней части спины (Ehrlich G.E. et al., 1999), эффективность терапии оценивали с помощью следующих диагностических шкал и опросников: визуальная аналоговая шкала (ВАШ), тест Шобера, опросник Освестри, шкала оценки депрессии Цунга, а также по данным анамнеза и физи-кального обследования. Кроме того, использовали шкалу общего клинического впечатления, шкалу оценки вертебро-неврологической симптоматики А.И. Беловой и соавт. (2002). Оценивали локальную переносимость и профиль безопасности. Исследование проводили до лечения, через 5 и 14 дней.

Оценку болевого синдрома проводили по ВАШ (отрезок прямой линии длиной 10 см, на котором через каждые 2 см нанесены опорные слова: 0 — отсутствие боли, 2 см — слабая боль, 4 см — умеренная, 6 см — сильная, 8 см — очень сильная, 10 см — максимально возможная боль). По шкале оценки вертебро-неврологической симптоматики А.И. Беловой и соавт. определяли наличие и выраженность мышечно-тонического синдрома, проявляющегося рефлекторным люмбоишиалгическим сколиозом, анталгическими позами в положении сидя, лежа, симптомами натяжения (симптом Ласега), наличием пальпаторной болезненности и напряжением паравертебральных мышц поясничной области. Кроме того, исследовали объем активных движений в поясничном отделе позвоночника в сагиттальной (проба Шобера) и фронтальной (наклоны в стороны — рассчитывали показатель, равный разнице между расстоянием от пальцев вытянутых вдоль тела рук до пола в исходном положении и при боковых наклонах) плоскости.

Для выявления степени нарушений жизнедеятельности при болевом синдроме использовали опросник Освестри, позволяющий получить информацию о степени влияния боли на самообслуживание пациента. Опросник содержит 10 разделов, отражающих как жалобы пациента, так и нарушения в сферах самообслуживания, трудовой, бытовой активности и отдыха. Каждый раздел содержит 6 утверждений, оцениваемых от 0 до 5 баллов. Полученные по разделам баллы суммируют, максимальное количество баллов равно 50. Интерпретацию полученных результатов проводили таким образом: 0 баллов — нет нарушений, 5—14 баллов — легкие нарушения, 15—24 балла — умеренные нарушения, 25—34 балла — тяжелые нарушения, более 34 баллов — функция нарушена полностью.

Применяли также шкалу оценки депрессии Цун-га. Шкала позволяет оценить ощущение душевной опустошенности, изменение настроения, соматические и психомоторные симптомы депрессии. В каждом из 20 пунктов шкалы выбирали субъективную частоту симптомов депрессии («очень редко», «редко», «часто», «большую часть времени»). При результатах исследования меньше 50 баллов депрессии практически нет, от 50 до 60 баллов — зона среднего риска, больше 60 баллов — высокий риск депрессии.

Шкала общего клинического впечатления предусматривает следующие градации: 1 балл — ухудшение, 0 баллов — отсутствие эффекта, 1 балл — незначительно выраженный эффект, 2 балла — умеренный эффект, 3 балла — значительный эффект.

Локальную переносимость определяли через 1 ч после внутримышечного введения препарата по вербальной оценочной шкале как «хорошую», «удовлетворительную» или «плохую» на основании субъективных ощущений пациента. По выявленным побочным эффектам оценивали профиль безопасности.

Основанием для выхода из исследования были: непереносимость препарата, нежелание больного продолжить участие в исследовании, необходимость назначения других лекарственных средств, которые могли повлиять на оценку эффективности испытываемого препарата.

Для статистической обработки полученных данных использовали методы вариационной статистики с определением достоверности динамики показателей по t-критерию Стьюдента.

Результаты и обсуждение

До начала лечения пациентов обеих групп беспокоили боли в пояснице, ягодичной области и в ноге (не достигающие пальцев), усиливающиеся при движении (чаще — при ходьбе), незначительных физических нагрузках, длительном пребывании в положении сидя, стоя, а также при кашле и чихании. В положении лежа боли, как правило, исчезали или резко снижалась их интенсивность. Болевые ощущения были оценены как умеренные и составили по ВАШ (5,1 ± 0,3) и (5,0 ± 0,3) см соответственно в I и II группах (табл. 2).

В неврологическом статусе мышечно-тонический синдром проявлялся рефлекторным люмбоишиалгическим сколиозом и анталгическими позами в положении сидя, стоя, симптомами натяжения Ласега; наличием пальпаторной болезненности остистых отростков или межостных связок на уровне пораженного позвоночного сегмента (чаще L4, L5, S1), а также паравертебральных точек. При пальпации имело место повышенное напряжение поясничных мышц, особенно многораздельных, в виде паравертебральных тяжей, не исчезающих (или запаздывающих с одной или двух сторон) при наклонах туловища вперед на 20 и более градусов. Кроме того, были выявлены вазомоторные и нейродистрофические нарушения. До лечения показатели мышечно-тонического синдрома составили в I группе (5,0 ± 0,3) балла, во II — (5,2 ± 0,3) балла. При этом симптом Ласега незначительно превышал 40°. В обеих группах движения в поясничном отделе позвоночника были ограничены, болезненны, сглажен поясничный лордоз. Проба Шобера в начале лечения соответствовала (2,1 ± 0,3) и (2,0 ± 0,3) см соответственно в I и II группах. При наклонах в сторону боли — (4,3 ± 0,4) и (3,8 ± 0,3) см. Сумма баллов по опроснику Освес-три в обеих группах достигала верхней границы «умеренных» нарушений жизнедеятельности: (23,4 ± 1,8) балла — в I группе и (24,1 ± 2,5) балла — во II. Результаты оценки по шкале Цунга в I группе составили — 22,0 ± 2,5, во II — 23,8 ± 3,4.

Исследование, проведенное через 5 дней (после окончания инъекционного курса терапии), продемонстрировало позитивную динамику неврологического статуса в обеих группах, о чем свидетельствовали достоверные изменения большинства показателей используемых шкал и опросников. Выраженность болевого синдрома достоверно уменьшилась по ВАШ в I группе — с (5,1 ± 0,3) до (3,5 ± 0,3) см (р < 0,05), во II — с (5,0 ± 0,3) до (3,3 ± 0,3) см (р < 0,05), восстановился сон, повысился эмоциональный фон.

Начало анталгического эффекта отмечено через 40—50 мин после внутримышечного введения ме-локсикама. В ряде случаев последующее введение препарата приводило к более быстрому наступлению обезболивающего эффекта — через 30—40 мин. Благодаря пролонгированному действию мелокси-кама, препарат вводили один раз в сутки. По нашим наблюдениям, устойчивый обезболивающий эффект наступал на 3—5-й день от начала комплексной терапии с применением мелоксикама.

Введение внутримышечного диклофенака натрия приводило к снижению интенсивности боли в более ранние сроки — через 25—35 мин. Продолжительность обезболивающего эффекта составляла 5—6 ч, затем эффект снижался. Для продолжения успешного купирования болевого синдрома требовалось повторное введение препарата.

Достоверно снизился показатель мышечно-то-нического синдрома: в I группе — с (5,0 ± 0,3) до (3,7 ± 0,3) балла (р < 0,05), во II — с (5,2 ± 0,3) до (3,6 ± 0,3) балла (р < 0,05). Увеличился объем движений в поясничном отделе позвоночника в обеих группах. Возросли показатели пробы Шобера (в I группе — с (2,1 ± 0,3) до (3,0 ± 0,3) см, р < 0,05, во II — с (2,0 ± 0,3) до (3,3 ± 0,3) см, р < 0,05). Увеличился объем движений во фронтальной плоскости в обеих группах (в I группе — с (4,3 ± 0,4) до (6,0 ± 0,7) см, р < 0,05, во II — с (3,8 ± 0,3) до (6,5 ± 0,7) см, р < 0,05). Меньше трудностей вызывал переход из положения лежа в положение сидя, больные начали удерживать выпрямленные ноги на весу, снизилась выраженность рефлекторного сколиоза. При пальпации уменьшилась болезненность паравертебральных точек на уровне L4-L5, L5-S1, симптомы натяжения Ласега достигли 60°.

Таблица 2

Динамика основных клинических показателей до и после курса терапии

Показатель І группа (n = 23) ІІ группа (n = 20)
До лечения Контроль После лечения До лечения Контроль После лечения
ВАШ, см 5,1 ± 0,3 3,5 ± 0,3* 2,0 ± 0,3* 5,0 ± 0,3 3,3 ± 0,3* 1,9 ± 0,3*
Мышечно-тонический синдром, баллы 5,0 ± 0,3 3,7 ± 0,3* 2,1 ± 0,3* 5,2 ± 0,3 3,6 ± 0,3* 2,0 ± 0,3*
Симптом Ласега, ° 42,6 ± 2,2 68,4 ± 4,7* 80,6 ± 5,8* 44,1 ± 2,4 71,4 ± 3,9* 79,3 ± 3,8*
Проба Шобера, см 2,1 ± 0,3 3,0 ± 0,3* 3,8 ± 0,3* 2,0 ± 0,3 3,3 ± 0,3* 3,8 ± 0,3*
Наклон в сторону боли, см 4,3 ± 0,4 6,0 ± 0,7* 8,5 ± 0,7* 3,8 ± 0,3 6,5 ± 0,7* 8,0 ± 0,7*
Шкала Цунга, баллы 22,0 ± 4,5 19,0 ± 3,4 25,8 ± 3,4 22,8 ± 3,1
Способность к самообслуживанию(опросник Освестри), баллы 23,4 ± 1,8 19,1 ± 2,2 14,7 ± 2,2* 24,1 ± 2,5 18,6 ± 2,4 14,3 ± 2,5*
Шкала общего клинического впечатления, баллы   2,8 ± 0,2     2,7 ± 0,2  

* Достоверность отличий р < 0,05.

Повысилась способность пациентов к самообслуживанию, показатели опросника Освестри соответствовали уровню «умеренных» нарушений жизнедеятельности: (19,1 ± 2,2) балла в I группе и (18,6 ± 2,4) балла — во II. Однако эти изменения не были достоверными (р > 0,05).

Локальная переносимость внутримышечных инъекций мелоксикама была оценена по вербальной шкале как «хорошая» в 100 % случаев. Пациенты не жаловались на дополнительные болезненные ощущения при введении препарата. Больные во II группе отмечали болезненность инъекции диклофенака натрия и оценивали локальную переносимость как «удовлетворительную».

Курс лечения в среднем составил (14,7 ± 0,2) дня. После проведенной терапии болевой синдром был купирован. В ряде случаев пациенты отмечали незначительные боли в поясничной области или дискомфорт при увеличении физических нагрузок либо при длительном пребывании в вынужденных позах или при продолжительной ходьбе. Позитивная динамика показателей опросников и шкал подтвердила активное восстановление неврологического и психоэмоционального статуса пациентов, способности к самообслуживанию, качества жизни. В обеих группах достоверно снизились показатели ВАШ и достигли уровня «слабого» болевого синдрома ((2,0 ± 0,3) и (1,9 ± 0,3) см соответственно в I и II группах, р < 0,05). Достоверно увеличился объем движений в поясничном отделе позвоночника (исчезли рефлекторный люмбоишиалгический сколиоз и анталгические позы, болезненность паравертебральных точек, восстановился объем движений в сагиттальной (проба Шобе-ра) и во фронтальной (наклоны в сторону боли) плоскостях (см. табл. 2). По данным опросника Освестри, повысилось качество жизни пациентов обеих групп — после курса лечения показатели нарушения самообслуживания снизились до уровня «легких»: (14,7 ± 2,2) и (14,3 ± 2,5) балла в I и II группах соответственно (р < 0,05). Согласно результатам шкалы Цунга установлено снижение субъективной частоты депрессии.

Эффективность терапии с использованием мелоксикама была оценена по шкале общего клинического впечатления в (2,5 ± ОД) балла (при максимальном значении 3 балла). «Значительное улучшение» отметили 10 (43 %) больных, «улучшение» — 12 (52 %) пациентов, у 1 (5 %) пациента наблюдали «незначительное улучшение». Эффективность НПВС-терапии во II группе составила (2,4 ±0,1) балла, при этом «значительное улучшение» наблюдали в 40 % случаев (8 пациентов), «улучшение» — в 55 % (11), «незначительное улучшение» — в 5 % (1). Таким образом, в целом в обеих группах «улучшение» и «значительное улучшение» отмечено в 95 % случаев.

За период лечения у пациентов I группы применение мелоксикама не вызвало побочных реакций, требующих отмены препарата. У двух (10 %) больных во II группе были выявлены побочные явления в виде тошноты, болей в эпигастральной области, не повлекшие отмены препарата.

Выводы

Клиническая эффективность препарата Мел-бек при хронических люмбалгиях/люмбоишиалгиях вертеброгенной этиологии с умеренно выраженным болевым синдромом сопоставима с таковой традиционной НПВС-терапии (диклофенак натрия) при значительно лучшей переносимости и безопасности.

Особенности фармакокинетики инъекционной формы Мелбека (создание высокой концентрации в плазме крови спустя 30—50 мин после инъекции, 20-часовое время полувыведения) обуславливают сочетание двух эффектов препарата: относительно быстрое развитие обезболивающего эффекта и пролонгированное купирование болевого синдрома.

Схема лечения Мелбеком (15 мг внутримышечно 1 раз в сутки ежедневно № 3—5, затем перо-рально 15 мг/сут до 14 дней) может быть предложена для широкого использования в терапии вертеброгенных рефлекторных болевых синдромов пояснично-крестцового отдела позвоночника. Согласно результатам исследования, формирование устойчивого обезболивающего эффекта в клинике достигалось на 3—5-й день от начала терапии Мелбеком, что при регулярном внутримышечном введении совпадает с достижением стабильной концентрации препарата в плазме крови, которая поддерживается в последующем пероральным приемом препарата в той же дозе.

Литература

  1. Викторов А.П. Побочное действие современных противовоспалительных препаратов: проблемы остаются?//Укр. мед. часопис— 2003.— № 1 (33).— С. 79—89.
  2. Викторов О.П. Алергічні реакції на лікарські засоби: сучасні проблеми // Новости медицины и фармации — 2006.— № 16.— С. 14—16.
  3. Жданова М.П., Голубчиков М.В., Міщенко Т.С. Стан неврологічної служби України в 2006 році та перспективи розвитку.— Харків, 2007.— 24 с.
  4. Насонов Е.Л., Цветкова Е.С., Балабанова P.M. и др. Новые аспекты противовоспалительной терапии ревматических болезней: терапевтические предпосылки и клиническое применение мелоксикама // Клин, медицина.—1996.— № 4.— С. 1—5.
  5. Поворознюк В.В.. Шеремет О.Б., Красий В.В. Нестероидные противовоспалительные препараты в лечении заболеваний костно-мышечной системы у людей различного возраста // Здоров'я України — 2004 — № 106.
  6. Свінціцький А.С., Пузанова О.Г. Окремі клінічні аспекти застосування НПЗП // Doctor.— 2004.— № 3.— С. 70—71.
  7. Шкалы, тесты и опросники в медицинской реабилитации / Под ред. А.И. Беловой, О.И. Щепетовой — М.: Антидор, 2002.— 440 с.
  8. Шнайдер Н.А. Хроника IV международного симпозиума по проблеме лечения боли (Сант-Джулианс, Мальта, 3—4 ноября 2006 г.) // Междунар. неврол. журн.— 2007.— № 4.— С. 137—141.
  9. Шуба Н.М. Результаты многоцентровых исследований, клиническая эффективность новых противовоспалительных средств // Материалы украинской ревматологической школы.— К.: Четверта хвиля, 2002.— С. 154—165.
  10. Яременко О.Б. Кардиоваскулярная безопасность нестероидных противовоспалительных препаратов: суть проблемы и алгоритм практических действий // Терапия.— 2006.— № 2.— С. 30—36.
Последние новости
16.12.2016
Розувастатин расположение модулируется экспрессии и активности нескольких мембранных транспортеров, включая BCRP (ABCG2).
16.12.2016
Современное лечение трихомониаза основана на использовании производных 5-нитроимидазола.
16.12.2016
Streptococcus suis (S. suis) вызвает серьезные симптомы заболеваний у людей. S. suis способен формировать толстые биопленки, что увеличивает сложность терапии.
31.08.2016
Современное лечение трихомониаза основано на использовании производных 5-нитроимидазола.
31.08.2016
Т-клеточная протеинкиназа (TOPK) высоко экспрессируется в нескольких раковых клетках и способствует онкогенезу и прогрессу, и, следовательно, он является важной мишенью для лекарственной терапии опухолей.